На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

ШАГ НАВСТРЕЧУ

23 945 подписчиков

Свежие комментарии

  • Jolie
    затолокин))они ждали-ждали тебя 5 лет и "померли от тоски"))))А где все? С НОВЫ...
  • Jolie
    нихде)))🤣🤣🤣🤣🤣🤣🤣Когда деревья был...

Пятница, 13. Нельзя же просто вот так взять и поверить...

(это продолжение. Начало тут: 

http://chagnavstretchy.mirtesen.ru/blog/43534127081/Pyatnitsa,-13.-Verhom-na-metle. )

   И он снова быстро захлопнул глаза, надеясь проснуться в своей бывшей нормальной жизни. Потому что до всех этих интересных событий…. До этих всех фантастических событий он вел жизнь нормального молодого мужчины, не обременённого семьёй и долгами.

Родился, учился, окончил школу, затем журфак института, занятия фото и киносъёмкой, работа в газете. Работать, кстати, он попросился в родные места, хотя звали в места попрестижнее и поденежнее. Но было «но», которое расставило все точки над «i».

   Серьёзно заболела мать, которая в одиночку растила его, работая на нескольких работах, чтобы помочь ему выучиться и стать на ноги. Отца он не помнил, тот сгинул в безжалостных горах Афганистана, когда Виктору не было и года. Мать так и не устроила свою личную жизнь, а посвятила её воспитанию сына. И воспитала, и помогла, и выучила. Виктор жил без излишеств, и, имея всё необходимое, умел обходиться малым. Вот только женить сына она так и не смогла, хотя до самой своей смерти мечтала о внуках. И Виктор, вспоминая об этом, всегда испытывал чувство необъяснимой вины, хотя поделать ничего не мог. Так и жил он после смерти матери в холостяцкой однушке, а девушки только вздыхали, провожая его ладную фигуру мечтательными взглядами. Но он спасался от одиночества, загружая себя работой, с головой окунаясь в прекрасный мир фотографии. И девушки его интересовали лишь как объект съемки, не более того.

Смерть матери была для него большим ударом. Он вспоминал, как бессонными ночами среди больничных стен он всматривался в родные осунувшиеся черты, напрасно выискивая хоть какие-то признаки улучшения. Как молил бога ниспослать чудо исцеления, поскольку был стопроцентно уверен, что такой прекрасный человек, как его всеми любимая мама, вполне этого достойна. Но чуда не произошло, и он остался один, окончательно придя к выводу, что бога для него не существует. По крайней мере, надеяться на него просто глупо.

      Был у него друг Иван,  друг детства, чудак-человек и откровенный идеалист, который своей наивной верой во всё хорошее частенько приводил его в лёгкий ступор. Не раз в жарких идейных спорах с Иваном Виктор демонстрировал торжество материализма над всякой дурной мистикой, параллельными мирами и всякой загробной чушью. Иван, прижатый язвительными насмешками и неоспоримыми доказательствами правоты Виктора, обычно затихал, но это случалось ненадолго. Воодушевлённый новыми гипотезами вселенского мироустройства, он выдвигал очередную сумасбродную идею и восставал, словно феникс из пепла. И снова был побиваем. Его светлая вера каждый раз беспомощно сползала по твёрдому граниту неверия Виктора.

     А вот сейчас рушились твердые материалистические устои Виктора. Это что – можно так просто взять и поверить в настоящего деда Мороза и Снегурочку? Ха-ха-ха, да не может такого быть! Просто по той причине, что такого быть не может. Вся эта фантастическая дребедень, которая приключилась с ним за последние сутки – всё это не иначе, как плод его воображения, навеянное спором с Иваном, который в последнюю их встречу с какими-то ненормальными глазами совершенно счастливым голосом доверительно ему сообщил, что верит в существование… русалок. Виктор тогда здорово над ним поиздевался, задавая всякие ехидные вопросы, типа, а что едят русалки на обед? На что Иван виновато улыбнулся, пожал плечами, попрощался и ушел. Потом Виктор узнал, что Иван женился и переехал в Лесовеево. Странно, что друг не позвал его на свадьбу, хотя в этом был весь Иван – он был сам по себе и всегда был странным. И, скорее всего, свадебного торжества в обычном понимании этого слова не было и в помине – Иван их совершенно не переносил. Слава богу, что остепенился, успокоился и своими дурацкими идеями Виктора давно не тревожил.

    А молодая жена его, Марьяна, зеленоглазая красавица, так та была совсем не от сего мира. В их единственную встречу, когда Иван решил познакомить её со своим другом, она повела себя по меньшей мере странно. Одной рукой взяла левую руку Виктора, другой рукой прикоснулась к его лбу, да и застыла, прикрыв глаза и уйдя в себя настолько глубоко, что Иван еле её растормошил. Марьяна встрепенулась, виновато улыбнулась и сказала куда-то в пустоту перед собой: - Не может быть, слишком мала вероятность…-  Виктор спросил тогда, чего там не может быть, но Марьяна, как и Иван, пожала плечами и ничего не ответила. Так и распрощались тогда, в сплошном недоумении друг от друга.

   А теперь, похоже, вирус мистического помешательства перекинулся на самого Виктора.  Нет-нет, сказал он сам себе – я сейчас немного посплю, проснусь, и ура! – повсюду  нормальная жизнь! Никаких ворон с дедами Морозами!... Никаких Снегурочек – хотя…хм… нет,… пусть Снегурочка остаётся… И неожиданно вспомнил её глаза, такие…синие…оооох!... да и дед Мороз...в принципе, что тот ему плохого сделал? ничего…ладно, пусть и он…

    От всех этих переживаний он почувствовал, что жутко заболела голова, неприятно заныл позвоночник и нога… По крышке гроба пробежали радужные полоски, запахло озоном, дед Мороз со Снегурочкой и окружающим дворцом превратились в зыбкий мираж, а Виктор снова провалился в сумеречное забытьё.

    Когда он очнулся снова, никакого гроба в помине не было, он лежал на широкой кровати и ощущал себя удивительно голодным, поскольку откуда-то пахло свежевыпеченными блинами.

   – Со сметаной, - мечтательно подумал он, вспоминая, что такими блинами его всегда потчевала мать.

    На столе стояла тарелка с горкой блинов, стояла крынки со сметаной и ещё с чем-то вкусным, похоже, мёдом, а у просторной русской печи спиной к нему хлопотала какая-то седая старушка, доставая ухватом из устья очередную сковороду с блином. На печке сидела черная, как смоль, кошка и таращилась на Виктора зелёными глазищами. Вместо дворца вокруг наблюдалась деревянная изба со стенами не менее древними, чем её хозяйка. Старушка повернулась к Виктору и оказалась с виду вылитой Бабой-ягой. Из-под цветастой косынки под кустистыми бровями над крючковатым носом на него смотрели пронзительные глаза настоящей ведьмы.

    - Не может быть, - подумал он очередной раз, но был настолько голоден, а блины казались такими настоящими, что он готов был поверить в чёрта, лишь бы его накормили.

    - Проснулся, милок? – спросила старушка, - завтракать будешь?

    - Буду, бабушка,- быстро ответил Виктор, - Ой, здравствуйте! А… где я сейчас?

    - Ну, и тебе не хворать, - старушка насмешливо прищурила соколиный свой взгляд, - А где бы ты хотел? – и улыбнулась.

     - Ну, вообще-то хотел бы дома, - высказал он заветную мечту,- А...  Вы кто? Бабушка Яга? И… почему я у Вас? - У него прокралась шальная мысль, что коли здесь пекут блины, то уж точно есть его тут не собираются.

     - Слишком много вопросов – строго сказала старушка, - Кличут Калиновной, а про остальное потолкуем, когда поешь. Давай, умывайся, да к столу садись, блинки уж заждались, – старушка явно не хотела отступать от строгих канонов русского гостеприимства.

      Виктор не стал себя долго упрашивать. Наскоро одевшись, умылся под древним рукомойником и сел за стол перед вполне современной тарелкой. Блины ммм...со сметаной...были удивительно вкусные и исчезали с удивительной быстротой. Бабуля сидела напротив, подперев голову рукой, и выражением лица напоминала роденовского Мыслителя.

    Прикончив последний блин, Виктор с запоздалым смущением сообразил, что ничего не оставил Калиновне, но та, словно прочитав его мысли, сказала: - Да пустяки какие, не волнуйся, у меня вообще на блины, как её… аллергия, будь она неладна… И, достав из широкого кармана передника светящееся крашеное яйцо, проглотила его. Вместе со скорлупой. И, блаженно прикрыв глаза, словно погрузилась в созерцание путешествия яйца к своему желудку. А Виктор в то время не менее блаженно пил чай из каких-то немыслимо вкусных трав и думал, что всякие нехорошие слухи, распускаемые насчет Бабок Ёжек, сплошные враки...

-----------------------------------------------------------

(от автора: Ну вот, пока даю любимому читателю передохнуть чуток от моих опусов и погадать на досуге, как там дальше будут развиваться события, а я лично тоже, пока писала, проголодалась и тоже хочу блинов. Так что пошла печь:))) Мммм...со сметаной - это вещь...)

 

Картина дня

наверх