На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

ШАГ НАВСТРЕЧУ

23 945 подписчиков

Свежие комментарии

  • Jolie
    затолокин))они ждали-ждали тебя 5 лет и "померли от тоски"))))А где все? С НОВЫ...
  • Jolie
    нихде)))🤣🤣🤣🤣🤣🤣🤣Когда деревья был...

Благие намерения

Они уже не вызывают тихих разговоров за спиной, когда проходят знакомым воскресным маршрутом. Высокая статная старуха и маленькая синеглазая девочка лет четырех. Старуха идет молча, не глядя по сторонам и не отвечая на встречные кивки и приветствия. Девочка, напротив, вертит головой и радостно смеется при виде взлетающих голубей, чинных котов и лохматых собак.

Она обязательно сует им какие-то косточки и корочки. А бабушка терпеливо ждет, опираясь на тяжелую палку. Они идут в церковь. Там старуха покупает две свечи и долго, истово молится перед иконой Богородицы, а девочка, притихнув, разглядывает скорбные лики святых и повторяет за старухой слова молитвы. Потом они идут на кладбище и не меньше получаса сидят на грубой скамеечке около двух могил с фотографиями молодых мужчины и женщины. Старуха рассказывает, что произошло за минувшую неделю, потом они поднимаются, девочка целует фотографии со словами: "До свидания, папа, до свидания, мама, мы к вам скоро придем" - и они уходят.

 

СИНЕГЛАЗЫЙ СКРОМНЯГА

 Статью Игорь пошел в мать. Высокий, широкоплечий, с глазами синими, как морская волна. А вот характер у него был отцовский, мягкий. Впрочем, у Анны Васильевны, овдовевшей на четвертом году семейной жизни и воспитывавшей сына в одиночку, не очень-то можно проявить свою волю. Хотя сына Васильевна любила. И замуж из-за него не вышла. Одна тянула и работу, и хозяйство. Трех коров держала, торговала молоком, зеленью. Копила сыну на учебу. Привлекательность Игоря ее совсем не радовала. Девки на шею будут вешаться, охмурят, будет дурь в голове вместо учебы. Будущую невестку Анна Васильевна невзлюбила заранее. Одно радовало - Игорек как будто не замечал своей мужской красоты и на девчонок внимания не обращал. А может, был слишком робок для этого. И когда одноклассники хвастались своими победами на девичьем фронте, только краснел и отводил глаза.

 

"ЧЕРТ С ТОБОЙ, ЖЕНИСЬ!"

Однажды друзья затащили его на день рождения в женское общежитие медучилища. В самый разгар веселья в комнату вошла соседка именинницы, неодобрительно посмотрела на веселую компанию и направилась в свой угол. Игоря охватил самый натуральный столбняк. Он так и остался сидеть с открытым ртом, когда остальные ребята уговаривали соседку принять участие в застолье: 'Инга, именины все же, нельзя ведь только зубрить!". Девушка улыбнулась, вытащила из пакета большого плюшевого медведя и вручила его виновнице торжества со словами: "Спасибо, ребята, но мне надо в библиотеку, а вы гуляйте". Неожиданно для себя Игорь поднялся с места и охрипшим голосом сказал: "Разрешите, я вас провожу". Друзья обалдели. К красавице Инге давно уже перестали подкатываться самые отчаянные. "Лед, а не девка", - говорили они, оправдывая свою неудачу. Компания притихла, ожидая, как сейчас Гошку виртуозно "прокатят", однако Инга, посмотрев на симпатичного и до смешного неловкого парня, неожиданно ответила: "Ну проводи'.

Когда Игорь сообщил матери, что собирается жениться, она пропустила это мимо ушей. Однако у тихони Игоря в голосе неожиданно прорезались материнские нотки. Анна Васильевна просила, грозила и плакала. На все Игорь отвечал одно и то же: "Я ее люблю". "Ну и черт с тобой, - разозлилась мать. - Женись, только потом не жалуйся".

 

ПИСЬМА СТАЛИ КОРОЧЕ И СУШЕ

Познакомившись с будущей снохой, Анна Васильевна окончательно убедилась во мнении, что сын выбрал дерево не по плечу. Дочь эстонца и молдаванки, Инга сочетала в себе белоснежные волосы и глубокие черные глаза, густые брови и ресницы. Что-то скандинавское было в чертах ее лица, и южной страстью веяло от фигуры. "Нашла теленка, - жаловалась Анна Васильевна соседям, - разве ж такая будет дома сидеть!"

 Сыграли свадьбу, и через месяц молодые вынуждены были уйти на квартиру. В невестке свекровь не устраивало абсолютно все. А через три месяца Игоря забрали в армию. Инга была подающей надежды студенткой, и поэтому начальство сквозь пальцы посмотрело на то, что юная жена вернулась обратно в общежитие. Тоскливо ей было одной в снятой комнате. Анна Васильевна узнала об этом первая. И по женской нашей злорадности) не удержалась и написала об этом сыну.

 Часть Игорю попалась спокойная. О дедовщине здесь имели смутное понятие, и неуставные отношения, в основном, выражались в том, что единственного в роте женатика "старики" постоянно подкалывали по вечерам, рассказывая истории из личной практики о 'девчонках, которые ждут". Игорь в диспуты не вступал, но разговоры в душу западали, и по ночам сердце болезненно сжималось: 'А вдруг?".

Писал он Инге часто, почти через день. А она вдруг отвечать стала реже, и письма стали суховатыми, короткими. Зато письма матери, наоборот, во всех подробностях описывали жизнь его друзей и подруг и каждый раз сообщали, что Ингины соседки по общежитию устраивают постоянные вечеринки, а что поделывает молодая жена -сам, мол, думай.

 

НА АБОРТ ОНА НЕ ПОШЛА

А молодая жена в это время ночами напролет смотрела в потолок и не знала, что ей делать. Жизнь, которая, недавно зашевелилась в ней, была приговорена врачами. Инге дали понять, что промедление с абортом будет стоить жизни ей самой.

Но она не могла решиться. Почему-то Инга была уверена, что это девочка. Они с Игорем часто думали о ребенке, и обязательно о дочке. И сейчас эту еще не родившуюся крошку у них хотели отнять. "Вам вообще нельзя иметь детей", - сказал ей врач и с сожалением оглядел прекрасную, уже начавшую полнеть фигуру. Если нельзя вообще, зачем тогда...

На аборт Инга не пошла. Она взяла академический отпуск и вернулась к старой хозяйке.

Красивой женщине трудно уберечься от разговоров. Одинокой женщине - еще труднее. Женщине, которой завидуют, - просто невозможно. Никто не знает, почему одна из однокурсниц не любила Ингу. Может, из зависти, может, характер был такой.

Однажды соседка копалась в общежитской тумбочке Инги и обнаружила там книжку с заложенными внутрь листочками анализов и направлением на аборт. Поползли слухи: молодая жена гульнула и грех свой решила скрыть, потому и сбежала на квартиру. А невинная грешница, моя полы, подняла полное ведро и едва не задохнулась от резкой боли. Из приемного покоя ее отвезли прямиком в операционную.

На удивление всем врачам ребенок оказался живым - девочка с синими, как морская волна, глазами.

 

"ЭТА ДРЯНЬ ТЕБЕ ЖИЗНЬ ИСПОРТИЛА"

Дневальный заглянул в казарму и обнаружил Игоря сидящим на койке и сжимающим в руках листок бумаги. "Ты чо? - удивился дневальный, - давай на вечернюю поверку'. Солдат встал, выронил листок и деревянным шагом вышел из казармы. Любопытный дневальный поднял бумажку. Это было письмо от матери.

Весь вечер в казарме не смолкал смех. Захлебываясь от восторга, дембеля читали вслух материнское послание: "Предупреждала я тебя, сынок, а ты решил по-своему. Сначала она в общежитии хвостом вертела, потом вообще на квартиру ушла. Вот и довертелась. Подружки же ее и сказали. Пошла она аборт делать, да, видимо, поздно уже. Вот и решила сама грех скрыть, попала в больницу. Вот и будешь теперь посмешищем для всех. Пока не поздно, одумайся, сынок, подай на развод. Тебя как солдата разведут заочно, и поскольку ее вина, то и платить она будет. Найдешь девушку приличную, а эта дрянь тебе только жизнь испортила".

Прекратил веселье старшина. Отняв у дембелей письмо, он выдал нелитературную тираду и ушел в дежурку. Внимательно прочитав материнское послание, старшина задумался, а потом решительно отправился к командиру роты: Не посылайте молодого в караул. Неприятности у него семейные . На что ротный обозвал старшину нянькой, добавил, что армия - не детский сад, и на следующий день самолично назначил Игоря в наряд.

Когда вечернюю тишину разорвала автоматная очередь, старшина сразу же бросился на пост, где стоял

Игорь.

А вечером пришло письмо от Инги.

 

ШАГНУЛА В БЕЗДНУ

Когда к ней в палату вошел пожилой усатый человек в военной форме, сердце Инги болезненно сжалось. Мужчина молча протянул ей письмо свекрови. Прочитав его, Инга заплакала. Она уже все поняла, но все равно спросила: "Как?". "Он застрелился", - ответил военный.

Вечером у Инги начался бред. Она видела Игоря, поднимающего автомат, кричала: "Не надо!". Ей кололи успокоительные, но их хватало ненадолго. На третью ночь жар спал, дыхание стало ровным, и дежурная медсестра ушла в сестринскую попить чаю.

Когда Инга открыла глаза, в боксе никого не было. Никто не видел, как она вышла в коридор, как ухитрилась миновать строгую вахтершу. Никто не обратил внимания на странную молодую женщину в коротком больничном, халате, пересекающую маленький дворик. И только в самый последний момент, когда она уже вышла к кромке полыньи озера, на берегу которого стоял роддом, увидела ее в окошко дежурная медсестра. Дикий крик ее в не сразу раскрывшееся, добротно заклеенное на зиму окно лишь на мгновение остановил женщину. Она обернулась, медленно покачала головой и шагнула в воду.

 

БЕСКОНЕЧНАЯ КАЗНЬ

Когда Анна Васильевна забирала вещи сына, ей отдали и стопочку Ингиных писем, аккуратно перетянутую резинкой. Сверху лежало последнее, датированное днем гибели Игоря. Почерк у Инги был крупный, почти детский. Глаза Анны Васильевны выхватывали куски текста, и материнское сердце охватывал стылый ужас непоправимой, непрощаемой вины: "... может не быть вообще. А зачем я тебе пустая?... шум постоянный, совершенно не высыпалась... тетя Катя обещала ко мне их не пускать, а то грозились госпитализировать насильно... молилась каждый день, но она еще очень тяжелая. А меня ругают и хвалят. А если бы, говорят, ты умерла? А глаза у нее, как у тебя, и ушки. Я все разглядела...'

 ...Анна Васильевна моет внучку на ночь и укладывает спать. Потом долго сидит около кроватки и гладит белоснежные волосы, роскошные, как у матери. Анна Васильевна не думает о людях, шепчущихся за ее спиной. Что ей чужой шепот? Ее казнь долгая, бесконечная. Ее казнь подрастает с каждым днем, разглядывая мир огромными синими глазами. Однажды эти глаза остановятся на ней и спросят: "Почему ты убила моих родителей, бабушка?".

Картина дня

наверх