На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

ШАГ НАВСТРЕЧУ

23 941 подписчик

Свежие комментарии

  • Jolie
    затолокин))они ждали-ждали тебя 5 лет и "померли от тоски"))))А где все? С НОВЫ...
  • Jolie
    нихде)))🤣🤣🤣🤣🤣🤣🤣Когда деревья был...

Заметки по поводу и без...

Мыс­ли­тель про­шлых врё­мен был один на один с этим ми­ром. В ру­ках у не­го был толь­ко меч сво­его соб­ст­вен­но­го раз­мыш­ле­ния и не бы­ло щи­та ав­­т­ор­ит­ета, за ко­то­рым на­до бы­ло бы пря­тать­ся. Мно­го с тех пор слов бы­ло ска­за­но, мно­го че­го про­изош­ло, мно­го во­ды утек­ло, но ведь и в од­ну ре­ку не­воз­мож­но вой­ти два­ж­ды.

И ес­ли уж нет ни­че­го но­во­го под лу­ной, то и мы ре­ши­лись ос­тать­ся один на один с этой лу­ной, с этим ми­ром, по­доб­но этим са­мым мыс­ли­те­лям, ос­та­вив в сто­ро­не всю уже за­пи­сан­ную муд­рость. Сие, ко­неч­но же, не оз­на­ча­ет, что мы не ос­тав­ля­ем за со­бой пра­во на про­зрач­ные на­ме­ки и эки­во­ки в сто­ро­ну ве­ли­ких му­жей про­шло­го (го­во­ря по-на­уч­но­му, ал­лю­зии и ре­ми­нис­цен­ции). Что уже и про­ли­лось в этих не­мно­гих стро­ках. Про­сто… же­лая вы­ра­зит на стра­ни­цах, то есть в пись­мен­ной фор­ме, не­ко­то­рые свои мыс­ли об­ще-, так ска­зать, фи­ло­со­фи­­ч­еск­ого тол­ка, – а та­кое же­ла­ние воз­ник­ло у нас уже дав­но – и не имея на то оформ­лен­ное со­от­вет­ст­вую­щим ди­пло­мом пра­во, мы то и де­ло слы­шим воз­му­щён­ные го­ло­са на­ших ги­по­те­ти­че­ских оп­по­нен­тов: «Да что он та­кое во­об­ще?.. что за бред?.. да ведь об этом уже пи­сал г-н N!.. да ведь г-н NN уже оп­ро­верг эту, та­кую-ся­кую мысль!.. да эта га­ли­ма­тья эле­мен­тар­но без­гра­мот­на, по­смот­ри­те, он же эле­мен­тар­но пу­та­ет "эки­вок" и "ки­вок"!.. дан­ная кон­цеп­ция, бы­ла раз­ра­бо­та­на, мо­ло­дой че­ло­век, ещё в … ве­ке, Вам долж­но бы знать, ес­ли Вы уж… » и про­чая, и про­чая. 

Всё это вер­но, ко­неч­но же, ку­да уж нам с су­кон­ным ры­лом-то… Толь­ко вот в чём де­ло, ко­гда ка­кой-ни­будь там Кант, к при­ме­ру, гля­дел на звёзд­ное не­бо у се­бя над го­ло­вой и до­ка­пы­вал­ся до ка­те­го­ри­че­ско­го им­пе­ра­ти­ва у се­бя в ду­ше, он мень­ше все­го де­лал это с, до­пус­тим, ди­дак­ти­че­ской це­лью, с це­лью при­об­ре­сти по­сле­до­ва­те­лей и при­вер­жен­цев или же ка­кой-ни­­к­акой ка­пи­тал. И во­об­ще с ка­кой-ли­бо при­клад­ной це­лью. Как и лю­бой дру­гой твор­че­ский акт, фи­ло­соф­ст­во­ва­ние, ес­ли оно – твор­че­ский акт, са­­м­одо­ст­ато­чно и не ну­ж­да­ет­ся в оп­рав­да­нии ка­кой-ли­бо ути­ли­тар­ной це­лью. И, на­обо­рот, лю­бой акт, будь то: съём­ки ки­но­филь­ма, пре­по­да­ва­тель­­ская дея­тель­ность, от­вле­чён­ное раз­мыш­ле­ние, соз­да­ние по­эти­че­ских тек­стов etc, – пре­сле­дую­щий ка­кие-ли­бо – не важ­но ка­кие – це­ли, не есть акт твор­че­ст­ва. По­вто­ря­юсь, твор­че­ст­во са­мо­дос­та­точ­но, а всё то, что мо­жет к не­му при­ла­гать­ся – день­ги, вни­ма­ние по­клон­ни­ков, сла­ва в по­том­ках или же, к при­ме­ру, реа­ли­за­ция ка­кой-ли­бо про­грам­мы – не важ­но, по­ли­ти­че­­ской, ми­ро­воз­зрен­че­ской или ху­до­же­ст­вен­ной (соц­реа­лизм, эк­зи­стен­циа­­лизм, раз­лич­ные ху­до­же­ст­вен­ные "из­мы") – всё это вто­рич­но и не мо­жет иметь к твор­че­ст­ву не­по­сред­ст­вен­но го от­но­ше­ния. Твор­че­ст­во, или дви­жу­­щая си­ла, по­ро­ж­дён­ная лю­бо­вью (в от­ли­чие от дру­гой дви­жу­щей си­лы – во­ли) есть ка­че­ст­во че­ло­ве­ка, от­ли­чаю­щее его от про­чих тва­рей. Ну, а лю­бая твор­че­ская по­тен­ция тре­бу­ет сво­ей реа­ли­за­ции. Так что мы уж в ка­­ла­шный-то ряд и за­гля­нем.

Опять же, к при­ме­ру, ес­ли, до­пус­тим, ка­кой-ли­бо мыс­ли­тель про­шло­го вы­дви­нул ми­ро­воз­зрен­че­скую (эти­че­скую, со­цио­ло­ги­че­скую – не важ­но) кон­цеп­цию, и эта­кая кон­цеп­ция бу­дет при­зна­на аб­со­лют­ным боль­шин­ст­­вом в ми­ре, нам что же? уже не мо­ги раз­ра­ба­ты­вать эти же са­мые во­про­сы со сво­их соб­ст­вен­ных по­зи­ций, со сво­ей, так ска­зать, ко­ло­коль­ни? Нам толь­ко и ос­та­нет­ся, как под­би­рать ин­тел­лек­ту­аль­ные крош­ки со сто­ла ос­но­во­по­­ло­жн­ика? "Нон­сенс, – ска­жи­те Вы, – мы бы­ли сви­де­те­ля­ми гос­под­ства еди­­н­ого ми­ро­воз­зре­ния на 1/6 час­ти су­ши. Ни к че­му хо­ро­ше­му это не при­ве­­ло и, как мы сей­час по­ни­ма­ем, при­вес­ти не мог­ло". И бу­де­те пра­вы. Но пра­вы не аб­со­лют­но, а от­но­си­тель­но. От­но­си­тель­но так на­зы­вае­мых гу­ма­ни­тар­­ных на­ук – пра­вы, а от­но­си­тель­но ес­те­ст­вен­ных – не со­всем. Со­гла­си­тесь, ко­гда Ми­хай­ло Ло­мо­но­сов по­ста­вил точ­ку в ра­зы­ска­нии фло­ги­сто­на, даль­ней­­шие изы­ска­ния в этой об­лас­ти ста­ли не­це­ле­со­об­раз­ны. Ко­гда Дмит­ри­ем Ива­но­ви­чем Мен­де­лее­вым был от­крыт пе­рио­ди­че­ский за­кон, ис­кать иной прин­цип клас­си­фи­ка­ции хи­ми­че­ских эле­мен­тов – так­же – бы­ло бы и не­це­­л­ес­оо­бра­зно, и глу­по. Ко­неч­но же, и в об­лас­ти ес­те­ст­вен­ных на­ук не всё так про­сто. Ведь эти нау­ки опе­ри­ру­ют не ис­ти­на­ми, а ги­по­те­за­ми. "На­уч­ная ис­­т­ина" – это все­гда ги­по­те­за, ко­то­рая ещё не на­шла сво­его оп­ро­вер­же­ния, дос­та­точ­но вспом­нить ги­по­те­зу Евк­ли­да о па­рал­лель­ных пря­мых, ко­то­рая счи­та­лась ис­ти­ной, по­ка Ни­ко­лай Ива­но­вич Ло­ба­чев­ский не за­ду­мал­ся. 

Од­на­ко же в от­но­ше­нии так на­зы­вае­мых гу­ма­ни­тар­ных дис­ци­п­лин, мы долж­ны твёр­до и без­апел­ля­ци­он­но зая­вить, что здесь нет и не мо­жет быть раз и на­все­гда ут­вер­ждён­ной ис­ти­ны ни по од­но­му во­про­су. Здесь мо­гут быть лишь мне­ния, ко­то­рые на бо­лее или ме­нее ко­рот­кий срок раз­де­ля­ет бо­лее или ме­нее зна­чи­тель­ная часть т.н. учё­но­го ми­ра и че­ло­ве­че­ст­ва, во­об­ще. Здесь мо­гут быть лишь адеп­ты и кри­ти­ки. И, дай Бог, что­бы "адеп­ты" го­то­вы бы­ли бы от­дать свою жизнь за пра­во иметь "кри­ти­кам" свою точ­ку зре­ния. А "кри­ти­кам" об­ра­щать вни­ма­ние на те или иные су­ще­ст­вен­­ные по­ло­же­ния то­го или ино­го уче­ния, не раз­ме­ни­ва­ясь по ме­ло­чам и не пе­­р­едё­рг­ивая карт. Соб­ст­вен­но го­во­ря, имен­но это-то по­ло­же­ние и оп­ре­де­ля­­ет т.н. сво­бо­ду сло­ва. То есть сво­бо­ду сло­ва в об­ще­ст­ве оп­ре­де­ля­ет куль­ту­ра об­ще­ст­ва и вос­пи­тан­ность его чле­нов, а ни­как не за­ко­ны то­го или ино­го го­­с­уда­рс­тва. 

Вот что нам ещё не­по­нят­но, так это под­раз­де­ле­ние на­ук на ес­те­ст­вен­но­­н­ау­чные и гу­ма­ни­тар­ные. Ну с пер­вы­ми всё бо­лее или ме­нее по­нят­но, объ­­е­ктом их изу­че­ния яв­ля­ют­ся фак­ты и яв­ле­ния ок­ру­жаю­ще­го нас ми­ра, кри­­т­ер­ием ис­тин­но­сти – прак­ти­ка, а ме­то­дом – опыт и ло­ги­че­ское раз­мыш­ле­­ние. А гу­ма­ни­тар­ные нау­ки? Что яв­ля­ет­ся объ­ек­том их изу­че­ния? "Че­ло­век и всё, что с ним свя­за­но: его язык, куль­ту­ра, ис­то­рия. Ос­мыс­ле­ние по­ли­ти­­ч­еской и эко­но­ми­че­ской ор­га­ни­за­ции об­ще­ст­ва, а так­же юри­ди­че­ско­го ре­­г­ул­ир­ов­ания в нём", – ска­жи­те Вы, и бу­де­те, в об­щем-то, пра­вы. 

Но что́ есть че­ло­век? Как мы мо­жем его оп­ре­де­лить? Са­моё ус­то­яв­шее­­ся оп­ре­де­ле­ние че­ло­ве­ка – Homo sapiens, Че­ло­век ра­зум­ный. При этом под­­р­аз­ум­ев­ае­тся, что мы при­над­ле­жим к над­се­мей­ст­ву Homo – го­ми­нои­дов – это наш, так ска­зать, ро­до­вой при­знак, объ­е­ди­няю­щий нас с по­доб­ны­ми се­бе, и в то­же вре­мя об­ла­да­ем ра­зу­мом – это на­ше ви­до­вое от­ли­чие. То есть, при­знак, ко­то­рым об­ла­да­ет толь­ко че­ло­век, и ко­то­рый от­ли­ча­ет и оп­­р­ед­ел­яет его. Но ес­ли это так, то­гда что ж? Шикльг­ру­бер дей­ст­во­вал впол­не обос­но­ван­но, от­прав­ляя лю­дей, ли­шён­ных ра­зу­ма, в га­зо­вые ка­ме­ры. Да?! По­ос­то­рож­ней на­до быть с оп­ре­де­ле­ния­ми гос­по­дам мыс­ли­те­лям. Ка­кие ещё оп­ре­де­ле­ния дос­той­ны на­ше­го вни­ма­ния? У Мар­кса его как та­ко­во­­го, вро­де бы, нет, но из всей его фи­ло­со­фии вы­те­ка­ет, что че­ло­век – это ра­­б­от­осп­осо­бная обезь­я­на. Оп­ре­де­ле­ние не столь­ко обид­ное, сколь­ко не­обос­­н­ова­нное. Здесь пред­по­ла­га­ет­ся, что тру­до­вая дея­тель­ность по­бу­ди­ла к раз­­в­итию мыс­ли­тель­ных спо­соб­но­стей, ко­то­рые в свою оче­редь спо­соб­ст­во­ва­­ли усо­вер­шен­ст­во­ва­нию ору­дий тру­да. Ра­бо­та с по­мо­щью ко­то­рых, спо­соб­­с­тв­ов­ала даль­ней­ше­му раз­ви­тию мыс­ли­тель­ных спо­соб­но­стей и т. д. – эта­кая цеп­ная ре­ак­ция ору­дий тру­да и ра­зу­ма, в ре­зуль­та­те ко­то­рой и сфор­ми­­р­ова­лся Че­ло­век со­вре­мен­ный. Но не ло­гич­нее и не лег­че ли при­нять, что уже из­на­чаль­но че­ло­век, об­ла­дал ка­ки­ми-ни­ка­ки­ми мыс­ли­тель­ны­ми спо­­со­бн­ост­ями, что и по­зво­ли­ло ему раз­ви­вать ору­дия про­из­вод­ст­ва, а за­од­но и про­из­вод­ст­вен­ные от­но­ше­ния. (Из диа­лек­ти­че­ско­го взаи­мо­от­но­ше­ния ко­­т­орых, мар­ксизм вы­вел и всю ис­то­рию раз­ви­тия че­ло­ве­че­ст­ва, и смысл су­­щ­ес­тв­ов­ания оно­го в це­лом.) То есть, все тот же, бес­смыс­лен­ный спор, том, что бы­ло пер­вым: ку­ри­ца или яй­цо. А во­об­ще-то, че­ло­ве­че­ст­во уже пе­ре­бо­­л­ело мар­ксиз­мом. И, рас­смот­рев его очень под­роб­но и при­ме­нив на прак­ти­­ке не­ко­то­рые его по­ло­же­ния, от­верг­ло. А ки­дать кам­ни в мёрт­во­го льва – за­ня­тие хо­тя и безо­пас­ное, но всё ж та­ки не­бла­го­дар­ное. 

Есть ещё оп­ре­де­ле­ние че­ло­ве­ка, ко­то­рое дал Ари­сто­тель. Че­ло­век – су­­щ­ес­тво по­ли­ти­че­ское, то есть про­жи­ваю­щее в го­ро­дах (по­ли­сах). 
Без­ус­лов­но, на­ше ра­бо­че-кре­сть­ян­ское соз­на­ние не мо­жет при­нять та­кой трак­тов­ки это­го апо­ло­ге­та ра­бо­вла­дель­че­ско­го строя и мра­ко­бе­са, вос­пи­тав­­ш­его пер­во­го в ис­то­рии че­ло­ве­че­ст­ва им­пе­риа­ли­ста. Хо­тя и в этом оп­ре­де­ле­нии, на­до при­знать, при­сут­ст­ву­ет до­ля ис­ти­ны, од­на­ко мы не мо­жем при­знать та­ко­вое оп­ре­де­ле­ние за все­объ­ем­лю­щее, ибо, хо­тя по­ли­ти­че­ская дея­тель­ность (в са­мом ши­ро­ком смыс­ле это­го сло­ва) и яв­ля­ет­ся дос­та­точ­но важ­ной в ря­ду ос­таль­ных, но не яв­ля­ет­ся ос­но­во­по­ла­гаю­щей для че­ло­ве­ка.

Как бы там ни бы­ло, сле­ду­ет при­знать, что из всех оп­ре­де­ле­ний че­ло­ве­­ка един­ст­вен­но при­ем­ле­мым ос­та­ет­ся оп­ре­де­ле­ние Пла­то­на "Че­ло­век – дву­­н­огое без перь­ев". По­сле шут­ки Дио­ге­на, ко­то­рый под­бро­сил в Ака­де­мию ощи­пан­но­го пе­ту­ха, Пла­то­ну, прав­да, при­шлось до­ба­вить: "… и с ног­тя­ми!" 

Вот на что мы не мо­жем не об­ра­тить вни­ма­ние, лю­бое оп­ре­де­ле­ние че­­л­ов­ека, ес­ли та­ко­вое вы­те­ка­ет из жи­вот­ной при­ро­ды че­ло­ве­ка, ра­но или позд­но да­ёт в ру­ки вся­ко­го ро­да фю­ре­ров и во­ж­дей мощ­ное идео­ло­ги­че­­ское ору­жие, по­зво­ляю­щее им вве­сти тер­рор про­тив той час­ти че­ло­ве­че­ст­­ва, ко­то­рая не под­па­да­ет, по мне­нию та­ко­во­го фю­ре­ра, под дан­ное оп­ре­де­­л­ение. Вспом­ним, к при­ме­ру, прак­ти­ку то­го "бе­ше­но­го еф­рей­то­ра" (кста­ти, ун­тер-офи­це­ра, на са­мом де­ле), ко­то­ро­го упо­ми­на­ли вы­ше. 

"За­кон об эв­та­на­зии" от 1938 г., пред­пи­сы­ваю­щий унич­то­же­ние ума­ли­­шё­нных, – это не что иное как во­пло­щён­ный в жизнь те­зис о че­ло­ве­ке, как су­ще­ст­ве ра­зум­ном (и об этом мы уже го­во­ри­ли). Унич­то­же­ние ев­ре­ев – это унич­то­же­ние той си­лы, ко­то­рая ме­ша­ет ис­тин­но­му арий­цу стать ис­тин­ным арий­цем (не прав­да ли, убо­гая фи­ло­со­фия, пе­ре­кла­ды­ваю­щая соб­ст­вен­­ные ошиб­ки на чу­жие пле­чи). Унич­то­же­ние цы­ган – унич­то­же­ние "бес­по­­ле­зн­ого че­ло­ве­че­ско­го ма­те­риа­ла", бес­по­лез­но­го зна­чит бес­смыс­лен­но­го и не нуж­но­го. Сла­вя­не по этой фи­ло­со­фии рас­смат­ри­ва­лись как "го­во­ря­щие ору­дия тру­да", что на­по­ми­на­ет нам взгля­ды Ари­сто­те­ля. А вся во­об­ще фи­­л­ос­офия на­циз­ма ба­зи­ро­ва­лась на том не­хит­ром те­зи­се, что че­ло­ве­ком при­­зн­ав­алась толь­ко не­кая не­удо­бо­по­нят­ная сверх­че­ло­ве­че­ская лич­ность. 

У ком­му­ни­стов в этом от­но­ше­нии бы­ло всё го­раз­до про­ще – че­ло­ве­ком при­зна­вал­ся так на­зы­вае­мый че­ло­век тру­да, то есть про­ле­та­рий, кре­сть­я­­нин и тру­до­вой ин­тел­ли­гент, ос­таль­ные под­вер­га­лись тер­ро­ру (про­ле­та­­рий, кре­сть­я­нин и тру­до­вой ин­тел­ли­гент под­вер­га­лись тер­ро­ру по иным ос­­н­ов­ан­иям). 

Ре­зю­ми­руя, мы ещё и ещё раз ут­вер­жда­ем, нель­зя оп­ре­де­лять че­ло­ве­­ка, ис­хо­дя из его жи­вот­ной при­ро­ды, это мо­жет при­вес­ти (и уже при­во­ди­­ло, дос­та­точ­но ог­ля­нуть­ся на ис­то­рию ХХ ве­ка) к ка­та­ст­ро­фе все­лен­ско­го мас­шта­ба. 

"Че­ло­век есть об­раз и по­до­бие…" и всё! И не на­до к это­му ни­че­го до­бав­­лять. Прав­да, это уже от­да­ёт столь не­лю­би­мым учё­ным ми­ром креа­цио­низ­­мом, что ж? уж луч­ше при­нять эту не­хит­рую мысль за ис­ти­ну a priori и ос­та­­вить её за бор­том об­су­ж­де­ний, чем… 

В кон­це кон­цов, да­вай­те по­смот­рим. С XVIII ве­ка фран­цуз­ские "про­све­­т­ит­ели" ста­ли на­стой­чи­во про­во­дить в жизнь идею, что че­ло­век не есть тварь Бо­жия, а все­го лишь ско­ти­на ра­зум­ная (ну хо­ро­шо! не в XVIII ве­ке и не фран­цуз­ские и не про­све­ти­те­ли. И не "ско­ти­на ра­зум­ная", а Homo sapiens – да, ить, хрен редь­ки-то не сла­ще, но ведь у ис­то­ков ме­та­мор­фо­зы взгля­дов на при­ро­ду че­ло­ве­ка кто-то ко­гда-то, да и сто­ял – не важ­но кто и ко­гда), что из это­го вы­шло? 
На­по­ми­на­ем, по пло­дам его… 

Впол­не ус­во­ив этот взгляд на при­ро­ду че­ло­ве­ка как, на «Homo sapienc’a», не­ко­то­рые обер­ну­лись на ус­ло­вия сво­его су­ще­ст­во­ва­ния, то есть на со­ци­аль­­но-по­ли­ти­че­ское обу­ст­рой­ст­во со­вре­мен­но­го им го­су­дар­ст­ва. Что же они об­­н­ар­уж­или? То, что и сле­до­ва­ло ожи­дать, со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ское обу­ст­рой­­с­тво со­вре­мен­но­го им го­су­дар­ст­ва не­ра­зум­но. Че­ло­век бла­го­ра­зум­ный на это от­ве­тил бы: «слаб че­ло­век, од­на на­дё­жа у нас на Гос­по­да Бо­га». А нам – ру­ка­ва за­су­чи и по ме­ре сил, так ска­зать… Гу­бер­на­то­ру на гу­бер­на­тор­ском мес­те, во­ен­но­му – на во­ен­ном, сан­тех­ни­ку – на том, на что учил­ся. Да и, на­при­мер, же­не гу­бер­на­то­ра вес­ти се­бя по­до­баю­щим об­ра­зом, в со­от­вет­ст­­вии с тем по­ло­же­ни­ем в об­ще­ст­ве, ко­то­рое ей бы­ло уго­то­ва­но, кста­ти (см. "Вы­бран­ные мес­та из пе­ре­пис­ки с друзь­я­ми" Н. В. Го­го­ля). У ка­ж­до­го в этой жиз­ни свои обя­зан­но­сти пе­ред свои­ми род­ны­ми и близ­ки­ми, пе­ред об­­щ­ес­твом и го­су­дар­ст­вом. И ка­ки­ми бы ни бы­ли вы­со­ки­ми эти сло­ва, от них не сле­ду­ет от­ма­хи­вать­ся, ес­ли мы хо­тим жить и су­ще­ст­во­вать в нор­­мал­ьных че­ло­ве­че­ских ус­ло­ви­ях. 

Не то – те "не­ко­то­рые" (сре­ди ко­то­рых и глав­ный оп­по­нент Ни­ко­лая Ва­силь­е­ви­ча – "не­ис­то­вый Вис­са­ри­он". Оп­по­нент имен­но по во­про­су о со­ци­­ал­ьном пе­ре­уст­рой­ст­ве об­ще­ст­ва, см. его зна­ме­ни­тое пись­мо), что ус­вои­ли идею Homo sapiens ’а. По их ра­зу­ме­нию, ес­ли че­ло­век ра­зу­мен, то и го­су­­да­рс­тво своё он дол­жен уст­ро­ит по ра­зу­му сво­ему. А ес­ли в на­стоя­щее вре­мя го­су­дар­ст­во обу­строе­но не­ра­зум­но, зна­чит, ви­но­ва­ты в этом управ­ляю­­щие, ибо, ес­ли ре­зуль­та­ты их дея­тель­но­сти не­ра­зум­ны, зна­чит и они са­ми не­ра­зум­ны – "Геть их!" 

Вспом­ним, весь XIX век всю Ев­ро­пу, как ли­хо­рад­ка, со­тря­са­ла со­ци­аль­­но-по­ли­ти­че­ская Ре­во­лю­ция. В Ев­ро­пе, прав­да, эта Ре­во­лю­ция не бы­ла до­­в­ед­ена до сво­его ло­ги­че­ско­го кон­ца. До сво­его ло­ги­че­ско­го кон­ца она бы­ла до­ве­де­на в Рос­сии. Ко­то­рая бы­ла вскорм­ле­на со­вер­шен­но глу­пой и ни­чем не обос­но­ван­ной Ми­ро­вой бой­ней, раз­вя­зан­ной со­вер­шен­но иди­от­ской, бес­­се­рде­чной и без­мозг­лой пра­вя­щей кли­кой Ев­ро­пы на­ча­ла ХХ ве­ка, во­зом­нив­шей се­бя луч­ши­ми пред­ста­ви­те­ля­ми Homo sapiens’ов. А рус­ская Ре­во­лю­ция по­ро­ди­ла ещё од­ну бой­ню и ещё, и ещё… Раз­де­ли­ла весь мир на два про­ти­во­бор­ст­вую­щих ла­ге­ря на бо­лее чем 80 лет. ХХ век – са­мый ужас­ный, са­мый кро­ва­вый, са­мый… да что там го­во­рить?! – век. 

На­по­ми­на­ем, по пло­дам его…

Я вот сей­час пе­ре­чи­ты­ваю за­пис­ки Вик­то­ра Не­кра­со­ва «Взгляд и Не­что». Гру­ст­ные за­пис­ки, что там го­во­рить, но и очень свет­лые. В этих за­пис­ках на­­тол­кну­лся на фра­зу "Ох и не­ра­зум­ная у нас Ро­ди­на. До че­го ж не­ра­зум­ная, чтоб не ска­зать креп­че…" Да, не­ра­зум­ная, Вик­тор Пла­то­но­вич, не­ра­зум­ная! Да ведь де­ло-то в том, что и Жан, и Джон, и Ху­ан, и охот­ник пле­ме­ни мум­ба-юм­ба – все они го­во­рят то же са­мое, ка­ж­дый о сво­ей Ро­ди­не. Од­на­ко ес­ли бы толь­ко они за­хо­те­ли пре­об­ра­зо­вать свою Ро­ди­ну по "за­ко­нам ра­зу­ма" или хо­тя бы толь­ко зая­ви­ли: "Я знаю как…" – у них вы­шло бы ни­что иное, как по­до­бие СССР – эта­кий страш­ный мо­раль­но-идео­ло­ги­че­ский уро­дец, ло­маю­щий лю­дей как фи­зи­че­ски, так и нрав­ст­вен­но. 

Мир не­со­из­ме­ри­мо об­шир­ней че­ло­ве­че­ско­го соз­на­ния, а жизнь не­со­из­­м­ер­имо бо­лее мно­го­знач­ная и раз­но­об­раз­ная, чем толь­ко соз­на­ние мо­жет се­бе пред­ста­вить. Имен­но по­это­му все по­пыт­ки че­ло­ве­че­ско­го соз­на­ния пре­­о­бр­аз­овать мир по ра­зу­ме­нию сво­ему не­из­мен­но при­ве­дут к кра­ху. Нель­зя объ­ять не­объ­ят­ное… 

Кста­ти, а так ли уж важ­но со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ское обу­ст­рой­ст­во об­ще­ст­ва, го­во­ря дру­ги­ми сло­ва­ми, фор­ма го­су­дар­ст­вен­но­го управ­ле­ния? Так ли важ­на эта фор­ма, пре­ж­де все­го для са­мо­го гра­ж­да­ни­на это­го са­мо­го го­су­дар­ст­ва? Так ли важ­на фор­ма го­су­дар­ст­вен­но­го управ­ле­ния для гра­ж­да­ни­на, ко­гда он всту­па­ет с этим го­су­дар­ст­вом в ка­кие-ли­бо от­но­ше­ния? Так ли уж важ­но для гра­ж­да­ни­на из­би­ва­ет ли его по­ли­цей­ский де­мо­кра­ти­че­ско­го ре­жи­ма или ми­ли­цио­нер ком­му­ни­сти­че­ско­го? Быть мо­жет, в том что из­би­ва­ют гра­ж­да­ни­на ви­но­ва­та не фор­ма прав­ле­ния го­су­дар­ст­ва, а дан­ный кон­крет­ный по­ли­цей­ский или ми­ли­цио­нер? Тут нам вспо­ми­на­ют­ся сло­ва из Вы­соц­ко­го: "… но был один, ко­то­рый не стре­лял…" Ка­ким бы жес­то­ким ни был ре­жим прав­ле­ния, "тот, ко­то­рый не стре­лял" все­гда бу­дет силь­нее это­го ре­жи­ма, все­гда по­бе­дит его. 

По­нят­но, дан­ный при­мер при­ем­лем и для лю­бо­го ино­го взаи­мо­от­но­ше­ния гра­ж­да­ни­на и го­су­дар­ст­ва. Ко­гда гра­ж­да­нин вхо­дит в не­по­сред­ст­вен­ное сно­ше­ние с чи­нов­ни­ком, то ему на­пле­вать, мно­го­же­нец ли его ви­за­ви, де­мо­крат или тай­ный анар­хист, бап­тист или пра­во­вер­ный му­суль­ма­нин etc. И ес­ли этот чи­нов­ник сно­ша­ет гра­ж­да­ни­на ви­нить в этом сле­ду­ет, пре­ж­де все­го, са­мо­го чи­нов­ни­ка, а не ка­кую-то там аб­ст­ракт­ную фор­му го­су­дар­ст­вен­но­го уст­рой­ст­ва. 

Да, но! – слы­шим мы воз­ра­же­ние, – имен­но со­вре­мен­ная де­мо­кра­ти­че­ская фор­ма го­су­дар­ст­ва, с её мощ­ны­ми пра­во­за­щит­ны­ми ме­ха­низ­ма­ми, не­за­ви­си­мой су­деб­ной вла­стью, сво­бо­дой сло­ва, на­ко­нец, и сто­ит на стра­же прав про­сто­го гра­ж­да­ни­на и от про­из­во­ла ор­га­нов пра­во­по­ряд­ка и от про­из­во­ла раз­но­го ро­да чи­нов­ни­ков, вплоть до пер­во­го ли­ца го­су­дар­ст­ва. Вспом­ним "Уо­тер­гейт". 

Со­вер­шен­но вер­но, кто же с этим спо­рит, со­вре­мен­ная де­мо­кра­ти­че­ская сис­те­ма яв­ля­ет­ся на дан­ный мо­мент са­мой-са­мой, что ни на есть… Толь­ко де­ло-то в том, что все эти пре­крас­ные ме­ха­низ­мы и вла­сти и сво­бо­ды на­чи­на­ют ра­бо­тать post factum, то есть ес­ли Вам, к при­ме­ру, по­ли­цей­ский вы­бьет зу­бы, Вы под­ни­мае­те шу­ми­ху в прес­се, до­би­вае­тесь не­за­ви­си­мо­го рас­сле­до­ва­ния и от­су­жи­вае­те 1000000 $, по­сле че­го встав­ляе­те се­бе ко­рин­ки, с од­ной сто­ро­ны пла­ти­но­вые, с дру­гой – зо­ло­тые. Всё это пре­крас­но, а ес­ли Вам вы­бьют не зу­бы, а глаз или, не дай Бог, при­стре­лят… тут ни­ка­кие дол­ла­ры не по­мо­гут, да и шу­ми­ха в прес­се не бу­дет для Вас столь уж ак­ту­аль­на.

Ещё и ещё раз мы сме­ем ут­вер­ждать, ни­ка­кая фор­ма го­су­дар­ст­вен­но­го уст­рой­ст­ва, взя­тая са­ма по се­бе, не спо­соб­ст­ву­ет ус­та­нов­ле­нию на зем­ле цар­ст­ва ми­ра и спра­вед­ли­во­сти (или же "Сво­бо­ды, Ра­вен­ст­ва и Брат­ст­ва", или же – ко­му как нра­вит­ся). Лю­бые по­пыт­ки обу­строить внеш­ним об­ра­зом жизнь, или хо­тя бы тео­ре­ти­че­ски обос­но­вать та­ко­вое обу­ст­рой­ст­во, от­да­ют са­мым эле­мен­тар­ным хи­ли­аз­мом, и ни к че­му хо­ро­ше­му при­вес­ти не мо­гут (по той про­стой при­чи­не, что не мо­гут при­вес­ти). Как бы там ни бы­ло мы с не­из­беж­но­стью долж­ны кон­ста­ти­ро­вать, не­дос­тат­ки и дос­то­ин­ст­ва то­го или ино­го го­су­дар­ст­ва есть суб­ли­ма­ция не­дос­тат­ков и дос­то­инств гра­ж­дан это­го го­су­дар­ст­ва. Го­во­рят, ка­ж­дый на­род име­ет то пра­ви­тель­ст­во, ко­то­рое за­слу­жи­ва­ет. Вер­но, но вы­ска­зы­ва­ние сле­ду­ет рас­ши­рить, не "пра­ви­тель­ст­во", а "го­су­дар­ст­во".

А вся эта ка­та­ва­сия с "де­мо­кра­тия­ми", "ти­ра­ния­ми" и т.п. по­шла ведь от тех же са­мых фи­ло­со­фов. Взду­ма­лось Пла­то­ну клас­си­фи­ци­ро­вать все ви­ды го­су­дар­ст­ва, не толь­ко ре­аль­но су­ще­ст­вую­щие, но и ги­по­те­ти­че­ски воз­мож­ные, он и соз­дал по­доб­ную клас­си­фи­ка­цию: хо­ро­шее на­ро­до­пра­вие – де­мо­кра­тия, пло­хое – ох­ло­кра­тия; хо­ро­шее еди­но­дер­жа­вие – мо­нар­хия, пло­хое – ти­ра­ния; власть не­мно­гих – ари­сто­кра­тия и оли­гар­хия (хо­ро­шая и пло­хая, со­от­вет­ст­вен­но). Ка­за­лось бы, что здесь пло­хо­го, но… для обы­ва­тель­ско­го соз­на­ния че­рес­чур уж слож­на ока­за­лась вся эта сис­те­ма­ти­за­ция. Вот ус­луж­ли­вые по­ли­то­ло­ги и под­су­ну­ли это­му са­мо­му соз­на­нию бо­лее уп­ро­щён­ную схем­ку: пло­хое го­су­дар­ст­вен­ное уст­рой­ст­во – это мо­нар­хия и ти­ра­ния, хо­ро­шее – де­мо­кра­тия. И сис­те­ма­ти­за­ции Пла­то­на эта схем­ка, вро­де бы, не про­ти­во­ре­чит, но все его рас­су­ж­де­ния о го­су­дар­ст­ве вы­во­ра­чи­ва­ет ши­во­рот-на­вы­во­рот. Но и Пла­тон, так­же, хо­рош?! По­до­шёл к это­му во­про­су как са­мый обык­но­вен­ный фи­ло­соф, то есть как мыс­ля­щий субъ­ект к по­зна­вае­мо­му объ­ек­ту: со взгля­дом из­вне. Но, по­зволь­те, с та­ким взгля­дом мож­но бы­ло бы под­хо­дит в сво­их рас­су­ж­де­ни­ях к ка­ко­му-ни­будь чу­ж­до­му нам, на­при­мер, мар­си­ан­ско­му го­су­дар­ст­ву, бу­де та­ко­вое име­ет­ся. Со­гла­си­тесь, ес­ли че­ло­век вот так вот от­ре­шён­но, с аб­ст­ракт­ной точ­ки зре­ния рас­су­ж­да­ет, к при­ме­ру, о се­мье, то что бы он ни го­во­рил, а мы бу­дем впра­ве его за­по­доз­рить в не­люб­ви и к се­мье как со­ци­аль­но­му ин­сти­ту­ту (т.н. ячей­ке об­ще­ст­ва), и к сво­ей соб­ст­вен­ной се­мье. Нель­зя од­но­мо­мент­но и лю­бить сво­их род­ных и близ­ких, т.е. кон­крет­ных лю­дей, и в то же вре­мя рас­су­ж­дать о род­ных и близ­ких во­об­ще, т.е. аб­ст­ракт­но. Точ­но так­же и фи­ло­со­фа, рас­су­ж­даю­ще­го с по­доб­ных по­зи­ций о го­су­дар­ст­ве ни­ко­им об­ра­зом нель­зя за­по­доз­рить в люб­ви к лю­дям и к тем ин­сти­ту­цио­наль­ным фор­мам су­ще­ст­во­ва­ния лю­дей, ко­то­рые в про­сто­ре­чии име­ну­ют­ся го­су­дар­ст­вом. (Я во­об­ще по­доз­ре­ваю, что Пла­тон был ес­ли не пер­вым, то ве­ли­чай­шим ми­зан­тро­пом ми­ра, дос­та­точ­но по­смот­реть ка­кую жизнь он при­уго­то­вил нам – че­ло­ве­кам – в сво­ём "Го­су­дар­ст­ве". Да и, че­ст­но го­во­ря, за что ему бы­ло лю­бить со­вре­мен­ное че­ло­ве­че­ст­во, ведь да­же са­мое пе­ре­до­вое на то вре­мя – по на­шим воз­зре­ни­ям – го­су­дар­ст­во-де­мо­кра­тия не ос­та­но­ви­лось пе­ред убий­ст­вом не­мощ­но­го без­за­щит­но­го ста­ри­ка. Убий­ст­вом, ци­нич­но и де­ма­го­гич­но ря­дя­щем­ся в то­гу, пар­дон, ту­ни­ку пра­во­су­дия. А ведь это убий­ст­во нис­коль­ко не вме­ня­ет­ся в ви­ну са­мо­му пе­ре­до­во­му и де­мо­кра­ти­че­ско­му об­ще­ст­ву ан­тич­но­сти. Да… по­лу­ча­ет­ся, что ж?! Дос­та­точ­но лю­бо­му го­су­дар­ст­ву со­вре­мен­но­сти об­ря­дит­ся в ту­ни­ку "са­мо­го пе­ре­до­во­го и де­мо­кра­ти­че­ско­го общества", как ему будут прощены самые отвратительные преступления.)

 

Картина дня

наверх